, , ,

Будни обитателей Томмотского психоневрологического дома-интерната

Сюда пациентов привозят без надежды на выздоровление. Санитары, медсестры и врачи заменяют им семью и близких, а от доброты и гуманности людей в белых халатах зависит, какими окажутся будни обитателей Томмотского психоневрологического дома-интерната. 


В Томмоте Алданского района завершилось строительство нового трехэтажного здания психоневрологического дома-интерната на 395 мест. Новое здание выглядит внушительно и даже несколько величественно на фоне всех остальных построек вокруг. К нему подъезжает грузовой фургон — рабочие заносят в помещение мебель и оборудование. Корреспонденты Якутиdaily в сопровождение руководителя ПНДИ Владислава Платонова посетили новый объект. 

— Строительство началось еще в 2016 году. Финансирование шло из республиканского бюджета, а уже в 2018 году свои средства направил Пенсионный фонд России. Само здание возводится в рамках федерального проекта «Старшее поколение».

Интернат представляет собой три жилых деревянных корпуса, два из которых снесли летом, а его жильцов расселили по другим строениям — в клуб, столовую, швейный цех. 

— Когда их переселяли, многие плакали, не хотели покидать корпуса, которые фактически являлись для них родным домом. Только когда объяснили, что стоит еще совсем немножко подождать, как все мы зимой переедем в новое здание, они успокоились. 

Владислав Дмитриевич объясняет, что переезда все ждали под самый Новый год, но он, к сожалению, откладывается. 

— Подрядчик дал гарантию, что заселение начнется после 10 января, когда в здании будет проведена генеральная уборка, установлена вся мебель, сантехника и необходимое оборудование. 

После осмотра руководство ПНДИ вместе с подрядчиком, представителями Минтруда и Пенсионного фонда уходят в администрацию, чтобы продолжить дальнейшее обсуждение различных технических моментов. Ну а я направился в единственный уцелевший корпус, дабы иметь представление, в каких условиях здесь живут пациенты и работают врачи. 

Первый корпус 

Звоню у входной двери. Просто так войти и выйти из здания невозможно. Санитар пропускает меня в корпус, где я знакомлюсь с врачом-психиатром Галиной Мухановой и заведующей отделением Оксаной Дроздовой. 

— У нас в корпусе содержится 102 человека. Наши подопечные в основном с глубокой умственной отсталостью как в тяжелой, так и в умеренной форме. В связи с переездом сюда подселили более-менее сохранных, которые могут хотя бы самостоятельно ходить в туалет. 

Мне объясняют, что переезда в новое здание все ждут давно. 

— Сами видите, какая у нас тут скученность, и все это при узких коридорах. Сейчас здесь четыре нянечки, один санитар и одна буфетчица — тяжело, но мы справляемся. 

Рассказывают, что не хватает медицинского персонала, особенно среднего звена. 

— Наши подопечные нуждаются в круглосуточном наблюдении. Штат у нас официально укомплектован, но, если судить по нормативам, нагрузка на медсестер просто колоссальная. 

Проблема заключается еще и в том, что многие медсестры уже написали заявление с просьбой перевести их в младший медицинский персонал. 

— Сейчас зарплата медицинского персонала среднего звена фактически такая же, как и у младшего, а нагрузки и ответственности у них в разы больше. Эту систему стоит усовершенствовать. Нам жизненно необходимо увеличение штатных единиц. Сейчас нехватка медсестер ощущается по всему Томмоту. Поэтому нужно создавать условия, чтобы к нам ехали работать из других районов, а те, кто уже работает, не писали заявления о переводе. 

С каждым годом все сложнее 

После посещения первого корпуса знакомлюсь со старшей медсестрой Татьяной Тихеевой. 

— Для нас то, что построено новое здание, не просто радостное, долгожданное событие, но и самое настоящее чудо. Это не дело, когда наши подопечные живут в деревянных строениях, что неприемлемо с точки зрения противопожарной безопасности. Сами видели, как там тесно. После переезда жизнь наших подопечных улучшится, да и работать медицинскому персоналу станет легче.

Татьяна Игоревна отмечает, что на фоне этого действительно положительного события все же не стоит забывать о существующих проблемах. 

— Я работаю в интернате 20 лет и могу сказать, что за эти годы контингент наших подопечных очень сильно изменился. Если еще лет 10 назад больше половины из них могли самостоятельно себя обслуживать, есть, одеваться, активно участвовать в трудотерапии и в постороннем уходе либо не нуждались, либо он требовался в самых минимальных количествах, то сегодня ситуация совершенно иная. 

Это я, кстати, понял, еще находясь в первом корпусе, где много лежачих или маломобильных пациентов, которые самостоятельно не могут ни есть, ни проводить самые элементарные гигиенические процедуры. Соответственно, это все ложится на плечи персонала. 

— У нас по штатному расписанию на 100 подопечных одна старшая медицинская сестра, которая не просто дежурит. В ее обязанности входит оказание первой медицинской помощи, выполнение назначений врача, контроль за работой младшего персонала. Она и психолог, поскольку все проблемы они стараются обсуждать только с ней, ведь для них она является самым главным связующим звеном между подопечным и администрацией учреждения и врачами. 

На младшую медицинскую медсестру приходится 25 подопечных. Учитывая контингент — это лежачие, больные с глубокой деменцией, с ДЦП, с глубокой идиотией, различными посттравматическими последствиями и т.д., многие не могут ориентироваться в окружающем мире, нуждаются в постоянном наблюдении и уходе, — сами теперь представьте, какая это нагрузка. А ведь их нужно кормить с ложечки 3-4 раза в день, умывать, перестилать белье, переворачивать, чтобы не образовывались пролежни, проводить много других процедур. 

— При этом наш персонал со своей работой справляется. Сами видите, здесь нет ни одного лежачего, у кого бы были пролежни, нет ни одного подопечного, который бы не был пострижен, не брит или неопрятно одет. У нас режимное предприятие — положен завтрак с 7 до 7.30 утра, значит, персонал обязан пациентов накормить. А сколько с ложки кормим — это огромный тяжелый труд, да и большая ответственность, поскольку необходимо знать, кому и что даем, в каком виде, — в общем, индивидуальный подход к каждому. 

Есть в интернате санитарки-банщицы, которые проводят банный день. Есть педагоги-воспитатели, которые организовывают подопечным досуг, прогулки и по мере возможности помогают в организации различных мероприятий. 

— Есть у нас и трудотерапия. Например, некоторые работают на кухне, помогают нашим поварам. По желанию могут заниматься рисованием, танцевать, работать на тренажерах или в компьютерном классе. Клуб сейчас закрыт, но театрализованные представления у нас тоже есть. 

Татьяна Игоревна рассказывает, что нехватка штатных единиц среднего медицинского персонала сказывается на общей производительности труда, а тут еще и заявления от медсестер с просьбой перевести их в младший медицинский персонал. К слову, в Минтруде меня заверили, что штат в ПНДИ будут увеличивать. 

Сама атмосфера здесь производит гнетущее впечатление на неподготовленного человека. Нет, там нет обшарпанных стен, мусора или неприятного запаха. Но сам вид несчастных людей заставляет тебя поскорее уйти оттуда и стереть из памяти все, что видел. Поэтому вызывает безграничное уважение весь персонал Томмотского ПНДИ, который ежедневно делает все, чтобы облегчить жизнь своим подопечным, проявляя к ним такую заботу и доброту, которую не каждый ребенок получает от своих родителей.

Источник: Yakutia-Daily.ru

Что думаешь?

0 points
Upvote Downvote

Total votes: 0

Upvotes: 0

Upvotes percentage: 0.000000%

Downvotes: 0

Downvotes percentage: 0.000000%

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *